Яндекс.Метрика

Замысел русской конфликтологии

Замысел русской конфликтологии

Замысел русской конфликтологии

Сергейцев Тимофей Николаевич
Сергейцев Тимофей Николаевич

(Тимофей Николаевич Сергейцев  — член зиновьевского клуба. Статья написана и опубликована в сентябре 2009 года.)

Российской конфликтологии как науки еще нет, ей еще только предстоит состояться. Она представляется мне корпусом русских гуманитарных дисциплин, объединенных общей методологической и философской основой, отвечающей вызову времени, истории. Значение этой основы трудно переоценить, на сегодняшний день оно представляется определяющим. Нам нужна русская философия конфликта. Поэтому отделение конфликтологии создано именно на философском факультете.

Временное прекращение войны рождает мир как иллюзию решенных проблем. Однако война как прямое вооруженное насилие ограничена дважды. Во-первых, своими целями. Она ведется для уничтожения или подчинения участника ситуации конфликта. То есть проблемы предлагается решить методом «нет человека (государства, народа) — нет проблемы». Во-вторых — война ограничена ресурсами. Судебное решение — тоже не решение конфликта, так как легальное (от имени государства и на основании его законов) насилие лишь прекращает доступное сторонам противостояние, но не конфликт. Конфликт может быть разрешен лишь через изменение собственных позиций его участников самими этими участниками. Отсюда видно, насколько иллюзорны и утопичны представления о «разрешении» конфликтов. Впрочем, такое иногда случается, и это — историческое событие, каждый раз уникальное. Конфликты начинаются и заканчиваются (если заканчиваются) на более глубоком (в системном смысле — объемлющем) плане, нежели войны и силовые действия. Действительность конфликта является управляющей и программирующей по отношению к войне. Конфликт может породить войну (силовое противостояние), а может и остановить, заместить. Война может быть лишь средством развития конфликта, а может быть следствием его неразрешимости.

По всей видимости, конфликт — неизбежный механизм самоутверждения субъектов, их самоопределения. В истории такими субъектами, как правило, являются государства. Поэтому перспективно рассматривать конфликт как первично искусственное, а не естественное образование. Конфликты создаются их участниками осознанно и целенаправленно, ради развития и утверждения собственных позиций, и, хочется добавить, на долгие годы. Именно конфликты, а не войны, являются долгосрочными механизмами разворачивания геополитики (а в отношении личности, человека — его судьбы, жизни). Поэтому действительный, а не мифологический (утопический) метод «разрешения» конфликтов должен состоять именно в создании принципиально разрешимых конфликтов (то есть это требование к их устройству), в противовес созданию неразрешимых. Субъекты в этом случае могли бы говорить о своего рода праве на конфликт. Напротив, представление о «естественности» конфликтов помещает реальную конфликтообразующую деятельность (и мышление) в «тень». Появляется возможность замаскировать ее (их) под позицию незваного доброжелателя, навязывающего помощь в «разрешении» «естественно возникшего» (лишающего участников субъектности) противостояния.

Учитывая вышесказанное, конфликтолог, обеспечивший себя базовой философией конфликта искусственного типа, получает поле мышления и деятельность по проектированию и программированию разрешимых конфликтов, обеспечивающих тот или иной горизонт развития процессов самоопределения. Задача конфликтолога — обнаружить и в истории и в современности этап складывания и возникновения собственно конфликтов — перед и до собственно войн и силовой борьбы, открыть эту действительность для изучения и формирования (управления).

Не менее важной для русской философии конфликта является способность увидеть, а также предотвратить формирование конфликтов в России, привнесенных извне, за счет импортированных либеральных представлений в процессе так называемой «перестройки» и последовавшей буржуазной революции, в ходе которой распался СССР. Дальнейшая фрагментация (развал) России (также и Украины) с точки зрения внешнего управления должны быть обеспечены двумя типами конфликтов: между бедными и богатыми (трудом и капиталом), между национальными сепаратистами и мультинациональной федерацией (империей), а также конфликтами между Россией и Украиной. Хорошо известно в исторической ретроспективе, что такие конфликты неразрешимы.

Требует специального исторического расследования многовековой конфликт Западной Европы с Восточной, то есть прежде всего с Россией, а также динамика этого конфликта после Второй мировой войны и развала СССР. От мысли именно завоевать Россию Запад если и не отказался полностью, то отодвинул ее в неопределенное будущее. Россия (как и Украина) должна быть теперь освоена по частям в ходе своей самофрагментации, так что этот конфликт сейчас максимально очищен от военного «усиления».

Необходимо разобраться в конфликтах, созданных послевоенным устройством мира в части гегемонии США и возникшей на базе этой гегемонии системы концентрации финансов и потребления в «центре силы». То есть в конфликте, который движет современный мировой кризис, начавшийся как экономический, но уже показавший свою цивилизационную сущность.

Строя русскую философию конфликта, неизбежно придется подвергнуть ревизии, рефлексии и историческому осмыслению развитие собственно русской философии, включая заимствованный марксизм, начала русской православной философии, а также русский (советский, российский) постмарксизм, включая философию и методологию системо-мыследеятельностного подхода. Сегодня эта задача представляется разрешимой в связи с крахом светской веры в коммунизм и освобождением русского ума от светской веры (религии) как таковой, несмотря на попытки передать нам стереотипы светской веры в демократию. Важнейшей задачей русской философии конфликта является историческая реконструкция конфликтов, определявших становление и развитие, а также гибель советского проекта.

Наша гипотеза о мире разрешимых конфликтов (в которых меняются позиции участников) как альтернативе конфликтам неразрешимым (в которых уничтожаются сами участники) непосредственно связана с категорией содержания и с представлением о содержательных конфликтах. Понимая историю как драму развития мышления (осуществления актов мышления), мы можем обосновать и понять позицию, субъектность как исторически должное, как выражение онтологических представлений, а не вульгарно материалистически, натурально понимаемых «интересов». Интересы могут лишь искать компромиссы, которые ни при каких условиях не могут быть собственно решением конфликта. Изменение же онтологических представлений (а значит, и связанных с ними позиций) является, напротив, механизмом истории. Важнейшим содержательным конфликтом, определяющим ход российской истории, является конфликт православия с католицизмом, одним из процессов которого был (и остается) собственно кризис западного христианства и вырождение его в светскую религию.

Масштабирование конфликтов по оси «мировые — бытовые» требует развития разнообразных собственно теоретических представлений, позволяющих производить фокусировку, редукцию или иную предметизующую процедуру по отношению к первичной исторической (мыследеятельностной) действительности конфликтов. Историзм прагматичен именно как методологическая и онтологическая основа, так как по существу представляет собой национальный (культурный) ум, здравый смысл. Так что конфликтологов, желающих работать, в том числе эмпирически, с более массовыми и «доступными» конфликтами, ничто не ограничивает в применении искусственно-технического и исторического подходов, а также и принципов содержательности. Однако им придется построить и обосновать соответствующую локальную дисциплину, фиксирующую конфликты конкретного типа. С неизбежностью такая дисциплина будет проблематизировать те или иные представления из области управления (методологии и философии управления), а также политики и права. Придется понять конфликт как логическую и онтологическую границу применимости представлений всех перечисленных гуманитарных дисциплин в отношении человека, его субъектности (души), способов его участия в мышлении, деятельности, истории.

Т.Н. Сергейцев    (Статья для сайта Московской школы конфликтологии) 

____

 РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ — НОВЫЙ ВЗГЛЯД НА КОНФЛИКТОЛОГИЮ В РОССИИ

 

Конфликтология и конфликты