Яндекс.Метрика

Методология диагностики конфликта на постсоветском пространстве

Предлагаем конфликтологам России внимательно ознакомиться  со   статьей  Сергейцева Тимофея  — аналитика, методолога,  философа, члена Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня»  —  «Какая Украина нам не нужна». 

Основной вопрос, который предстоит осмыслить  российским  конфликтологам — это вопрос связанный с методологией анализа и методами диагностики конфликтов на постсоветском пространстве.

Это особого рода конфликты, в которых   идеология и онтология конфликта   должны быть в центре внимания.  И в этом плане можно сказать, что к научной беспристрастности, как к исследовательскому принципу естественных наук,  диагностика конфликта имеет  отношение весьма отдаленное.  В большей степени Сергейцев Т. демонстрирует в своей статье исторический и системо-мыследеятельностный  подход,  опираясь на исторические факты. Втягивая в анализ конфликтной  ситуации политические и социальные факты идеологического и мировоззренческого характера, Сергейцев Т.  постепенно  раскрывает читателю государственную и   общественную систему в которой живет человечество, показывая тем самым  специфику конфликта на Украине, как часть общемировой тенденции в борьбе не только за безопасность и суверенитет отдельного государства, но и против нацизма, «который требует от всего населения фашистской диктатуры принять в качестве морали комплекс расового превосходства и практически реализовать его в «народной» войне против других народов, якобы «стоящих ниже на эволюционной лестнице развития»то есть, по сути, и не народов вовсе с нацистской точки зрения, не людей, а зоологических общностей».

Именно это борьба часто не признается аналитиками и конфликтологами,  видящими  в конфликте на Украине  только — конфликт интересов, что навязала России западная конфликтология.

В статье Сергейцева Т. можно выделить методику анализа конфликта, которая позволяет  раскрыть суть  конфликтной ситуации и логически  обосновать последствия  для России, в случае обострения конфликта со стороны Украины.

Анализ конфликтной ситуации начинается с фиксации политических и исторических фактов.  Фиксируется эскалация конфликта и вовлечение все больших участников (СМИ,  политиков и государств)   в предвоенную риторику.

Обнаруживается  аналог подобной ситуации в истории — предвоенная  ситуации времен Великой Отечественной войны.

Напоминается воля Президента России:

«Президент России Владимир Путин сформулировал три запрета со стороны России, которые определяют невозможное для Украины:
—мы не дадим задавить украинский Донбасс силой;
—если будет предпринята попытка наступления, номинальное государство Украина будет ликвидировано;
—ни одна из отпавших от России при демонтаже СССР формально независимых «республик», не только Украина, не сможет использоваться Западом для нанесения ущерба России.» 

В статье раскрывается  фашистский характер социальной организации населения на Украине:

  • утрата  украинской властью связи с законом и конституцией;
  • попытка подвергнуть уголовному наказанию депутатов Верховной рады за голосование, неугодное украинской власти;
  • отсутствие возможности  любому гражданину Украины или иному лицу, оказавшемуся на ее территории, рассчитывать на конституционную защиту;
  • власть осуществляется через террор, то есть запугивание несогласных со стороны многочисленных вооруженных националистических бандформирований;
  • наличие многочисленных «эскадронов смерти», таких как «Азов», «Правый сектор»*, батальон «Торнадо»;
  • наличие внутреннего диктатора Авакова от лица  Министерства внутренних дел, для защиты и системной поддержки бандформирований и нацистских групп, бендеровцев;
  • президент Украины пан Зеленский к не имеет отношения к действительному осуществлению власти ;
  • демонстрация устрашения (были публично сожжены протестующие в Одессе);
  • наличие репрессивной судебной системы на Украине, которая игнорирует преступления националистических террористов, штампует ложные обвинения против их противников — вплоть до государственной измены, которая стандартно вменяется журналистам;
  • осуществление системной героизации нацизма и   антисемитизма не только в форме ритуалов (например, известных гитлеровских факельных шествий с нацистской символикой);
  • переписывание истории и биографий нацистских преступников времен войны и их версии исторических событий в обязательных общеобразовательных программах, культурной политике, в контенте СМИ;
  • закрытие и погром редакций, телеканалы закрываются незаконными распоряжениями президента Украина при «организационной поддержке» все тех же террористических групп;
  • составление проскрипционных списков тех, кого следует убить, на известном сайте «Миротворец»;
  • арест журналистов  и содержание их  в тюрьмах по выдуманным обвинениям (например, Кирилл Вышинский, Василий Муравицкий, Руслан Коцаба, Александр Бондарчук, Анатолий Маевский, Павел Волков, Дмитрий Василец).

Сергейцев Т. обращает внимание на   отличие нацизма от фашизма.

«Нацизм есть развитие и высшая стадия фашизма. В отличие от фашизма, представляющего собой политтехнологию внутренней мобилизации общества, использующую в качестве основного механизма неприязнь и ненависть к социальным и/или этническим меньшинствам, а также политическим противникам (когда они становятся объектом социального и физического уничтожения вместо противостоящего субъекта политической борьбы), нацизм — это обоснованное расовой теорией и обеспеченное расовой практикой превосходства использование государственной машины для милитаризации общества и развязывания агрессивной и преступной войны против других народов. Именно это нацистское развитие получил украинский фашизм посредством семилетней войны в Донбассе и подготовки к войне против России, которая нужна Соединенным Штатам, но полностью укладывается и в идеологию правящей украинской верхушки. Украинский нацизм воюет в Донбассе с русским народом, живущим на территории Украины. Украинские формирования убивают не только сражающихся с оружием в руках в военной форме со знаками различия комбатантов, но и всех гражданских лиц без разбора, до которых могут дотянуться, включая стариков, детей и женщин (очередной ребенок погиб несколько дней назад от боеприпаса, доставленного украинским беспилотником), ясно обозначая действием цель полной физической очистки территории от «сепаров, ватников и колорадов», как обозначает русских Донбасса расчеловечивающий нацистский язык. На словах же русским нелюдям открыто обещают концентрационные лагеря, фильтрацию и уголовное наказание (читай — пытки в тюрьме)».

Сердцем расовой доктрины  нацизма является фантастическое «право» на неограниченное насилие представителей выделенной этнической (то есть связанной кровным родством и обычаями) общности в отношении любых других общностей, от отдельных групп до народов включительно.

Но самое главное — это обязательное глубокое  и системное вовлечение народа в нацистскую политику для создания эффекта общей вины (она же — «правота расы») и получения возможности действовать и говорить «от имени народа».

Разве это не напоминает близость украинской расовой доктрины, пропитавшей политику, правовую и образовательную системы украинского общества,  расовой доктрине Гобино — Розенберга — Гитлера?  Именно наличие такой доктрины привело  к геноциду  не только еврейского и цыганского, но и русского и других славянских народов, с попыткой обращения выживших в вечное рабство.

Автор статьи напоминает читателю, что Россия, как страна и народ, фатально пострадали от нацистской агрессии. Именно поэтому Россия,  как страна,  потерявшая  миллионы своих граждан в этой войне, ОБЯЗАНА,  а значит имеет право   осуществить денацификацию Украины в рамках собственной военной юрисдикции (военного трибунала), не прибегая к институтам международного правосудия.

Против чего выступает Россия?  Против вовлечения населения  Украины в агрессию против своих граждан, против  навязанной  им вины за  преступления украинской власти, против физического уничтожения людей, не согласных с действиями украинских властей.

Власть на Украине захватили те, кто уничтожает государство и граждан в интересах США и стран ЕС.  Именно поэтому, русский народ (не в этническом, а в культурно- историческом плане)   несет мистическую и историческую ответственность  за   освобождение народа Украины  от нацистского режима, прекращения его нацистской виновности, установления гарантий военного нейтралитета Украины и возможного переучреждения страны в качестве конфедерации регионов с не менее возможным выходом как западных, так и восточных регионов из ее состава (если Украина вообще сохранится в каком-либо качестве).

 Резюме. Статья является образцом законченного конфликтологического исследования с выходом в практику,  чего не могут себе позволить академические исследователи и что не в состоянии  пока делать российские конфликтологи.  

России нужна российская конфликтология!